ФОЛЬКЛОРО.РУ

 

   





 

 

 

Былины

    Погребение Святогора

        

        Вариант 1

        

        Снарядился Святогор

        Во в чисто поле гуляти,

        Заседлает своего добра коня

        И едет по чисту полю.

        Не с кем Святогору силой померяться,

        А сила-то по жилочкам так живчиком и переливается.

        Грузно от силушки,

        Как от тяжелаго беремени.

        Вот и говорит Святогор:

        "Как бы я тяги нашел,

        Так я бы всю землю поднял!"

        Наезжает Святогор в степи

        На маленькую сумочку переметную;

        Берет погонялку, пощупает сумочку -

        Она не скрянется,

        Двинет перстом ее -

        Не сворохнется, хватит с коня рукою -

        Не подымется.

        "Много годов я по свету езживал,

        А эдакова чуда не наезживал,

        Такова дива не видывал:

        Маленькая сумочка переметная

        Не скрянется, не сворохнется,

        Не подымется!"

        Слезает Святогор с добра коня,

        Ухватил он сумочку обема рукама,

        Поднял сумочку повыше колен:

        И по колена Святогор в землю угряз,

        А по белу лицу не слезы,

        А кровь течет.

        Где Святогор увяз,

        Тут и встать не мог,

        Тут ему было и кончание.

        

        Вариант 2

        

        Во славном во городи во Чернигове

        Да у ласкова-ле у князя-ле у Олеховича

        Собралисе фсе его бохатыри,

        И славный бохатырь Светогор его,

        Во главе его были двенаццэть бохатырей.

        Они фсе тут ко князю да собиралисе.

        Выходил к ним веть князь да в нову горёнку,

        Он прыказывал им да молодеческих:

        - Уш вы съездите, браццы, да во чисто полё,

        Во то же роздольицо шырокоё,

        Восточною да во стороночку.

        Там веть грозная туча да поднимаицсэ

        На меня-то на князя на Чернигова;

        Рать-силы веть, видно, там смету нет

        Того же веть, веть князя Додонова;

        Он хочет Чернигоф во полон де взять,

        А меня, князя Чернигова, во тюрьму садить,

        А мою-то княгиню ко сибе же взять.

        Тут стретите эту да силу сильнюю,

        Силу сильную стретите, несметную рать, -

        Вы не дайте ей ходу до Чернигова.

        Вы не можете ли да ей побить-поколоть,

        Вы побить-поколоть, россеять но чисту полю,

        По тому же роздольицу шырокому,

        Слободить миня, князя Чернигова,

        А также мою молодую кнегиню Апраксию? -

        Отвечали ему да добры молоццы,

        Ишше сильны-могучие богатыри:

        Уш ты ой еси, великий князь чернигофский!

        Мы постараемсе тибе служить правдой-верою,

        Правдой-верою служить да неизменною;

        Ты позволь только нам да прыказаньё дать;

        Мы поправимсе со фсей со силой-армией,

        Мы очистим то полё от силы рати-армии. -

        Говорыл им тут князь да во фторой же раз:

        - Вы сейчас поежжайте, мои сильны бохатыри:

        Веть туча-та блиско подвигаицса,

        Штоб не дать им занять да нашего Чернигова. -

        В ответ ему сильные бохатыри:

        - Уш ты ой еси, княсь Олек чернигофский!

        Ты дай нам нонь выпить по чарочки,

        По чарочки выпить зелена вина,

        Зелена вина выпить да полутора ведра. -

        Тут же сейчас княсь да роспоредифшись же ф том,

        Он выкатил бочку да з зеленым вином,

        Наливал он по чарочке полтора ведра,

        Подавал он со старшого до млатшого.

        Кто мог из них выпить по две чарочки,

        А сам Святогор выпил четыре чарочки.

        Они седлали своих да коней добрыех,

        Они садились во седла черкасские,

        Они клали в стремена ноги уборныя

        И отправились во чисто полё.

        Они стретили рать-силу могучую

        Того же князя Додона Додоныча

        С его же петидесетью сильными бохатырями,

        Которые стретились, поровнялися

        3 двенаццэтью сильными бохатырями

        Князя Олега чернигофского.

        Они стали в бою да среди армии,

        Они первые съехались и розъехались,

        Они кажный один и на один.

        А ф-первые съехался Светогор-богатырь;

        Он вышып ис седла своего противника

        Своим же копьём, только тупым концом.

        Тут фся ихна сила приужахнулась,

        Как увидела сильного своёго бохатыря,

        Побеждённого в битве со Светогором же.

        Они бросились фсе тут сила-армия

        На того же на бохатыря Святогора сильного.

        Святогор со своей да сильной палицей,

        Он начал помахивать в обе стороны:

        Если ф правую махнёт, дак делат улицей;

        А ф леву, дак переулками;

        Серединою ехал, конём топтал.

        Прыбил он тут силы много множество,

        Остальная же сила в бег пошла.

        Преследовал фсю силу Светогор Романовиц,

        Он очистил фсё поле от силы-армии.

        Он приехал тогда да ф красен Чернигоф-град

        К тому же ко князю Олеговичу.

        Благодарил его тут княсь чернигофской:

        - Чего хочешь ты взять, да Святогор Романович?

        Ты бери моей казны, сколько надобно;

        Ты бери от миня да славы-почести,

        Ты бери от миня сёла с присёлками. -

        В ответ ему на то Светогор Романович:

        - Мне не надобно, княсь, да золотой казны,

        Мне не надобно, княсь, да славы-почести,

        Мне не надобно, княсь, да сёла с присёлками;

        Только позволь мне-ка, княсь, ехать

        во чисто полё

        Да ф то же роздольицо шырокоё

        Мне сибя показать и людей посмотреть. -

        - Уш ты ой еси, мой да Святогор Романович!

        Поежжай ты, Святогор, да во чисто полё;

        Если нужно тибе да золотой казны,

        Чево нужно тибе, беры по надобью. -

        - Ничиво мне не надо, княсь чернигофский;

        Уш я еду со своим да конём добрыем,

        Со своей уже палицей буёвою,

        Со своим копейцем бурзаминскиим,

        Со своею сабелькой вострою. -

        Они стали со стульеф, попрошшалися.

        Он провадил тут сильного бохатыря,

        Он провадил его да на красно крыльцо.

        Только видял бохатыря, на коня скочил;

        А не видел бохатыря во чистом поли;

        Только видел: во чистом поли курева стоит,

        Курева же стоит, да дым столбом валит.

        Тут ехал сильный бохатырь Святогор Романович.

        Он завидел: во чистом поле тры шатра стоит,

        У шатроф же у этих три коня стоит

        Со фсею со збруей богатырскою.

        Он подъехал к шатру, с коня скочил;

        Привязал он коня, да куды надобно;

        Он дал ему ись пшеницы белояровой.

        Он отправилса первый во первой шатёр,

        В коем спит сильный-могучей Илья Муромец;

        Во фторой он зашол: спит Добрынюшка Мекитич млад;

        Он ф третей зашол: Олёшенька Попович же.

        И фсе тут три богатыря от сна встали же,

        Они встали, со Святогором поздоровались;

        Они пили напиточки слаткия

        И закусывали ясвами сахарными.

        - Мы куда же теперь, браццы, будем путь держать,

        Будем путь мы держать да куды ехати? -

        - Мы поедём в роздольицо шырокоё

        И ф том же роздольи ко синю морю

        На те жа на воды на прохладные,

        Мы будём купаться в водах прохладныех. -

        Они здумали, сели, поехали.

        Приехали бохатыри ко синю морю.

        От сильного зною, жару палящаго

        Они стали во синём мори купатися;

        Они стали во синём море забавлятися,

        Кто лутше и дальше мог проплыть струи.

        Из них же Добрынюшка Некитич млад

        От первой струи проплыл до двенаццатой,

        От двенаццатой Добрыню на пятнаццату

        Напротиву воды клокощущей.

        Не мог плыть Добрынюшка в обратный путь,

        Отнесло тут Добрыню да во синё морё.

        Остальные бохатыри повернуфшись фсе,

        И вышли бохатыри ис синя моря.

        Они сели на своих да коней добрыех,

        И поехали сильные бохатыри.

        Они поехали полём, полём чистыем,

        Они завидели ф поле камень великий же,

        Они подъехали к малу ко серу камню.

        У того же у камня гроп велик стоял.

        - Кому же тот гроп да прынадлежит веть он? -

        Говорыл тут Ильюшка Муромец:

        - Я сойду и померяюсь во белом гробе. -

        Он сошол в етот гроп и розлёгсэ в нём,

        Говорыл Светогору Романовичу:

        - Этот гроп же делан не по моим костям,

        Он велик для миня, да Ильи Муромца.

        Ну померийсе же ты, Олёшенька Попович млад. -

        И Олёшенька лёг во этот новой гроп:

        И Олёшеньки гроп тоже велики есть.

        Тут сошол же с коня своего могучего

        Сильный-могучей Святогор Романович:

        - Ну-ка я, друзья, стану, лягу и помереюсь. -

        Он лёг ф етот гроп: да как должно ему,

        И подобной же гроп как бутто ему деланой.

        - Налоште-ко крышу гробовую здесь;

        Она можот ли закрыть мою грудь высокую? -

        Они наложыли крышку на гроб ту белую,

        Она закрыла же грудь сильного бохатыря.

        Он говорыл же Святогор Романович:

        - Вы снимите, друзья, типерь крышку белую;

        Уш я выйду из гроба, из гроба новаго. -

        Они начели брацса за крышку белую,

        Но не могут отнять от гроба новаго.

        Говорыл им Святогор тут Романович:

        - Ударьте по гробу палицей буёвою,

        Рашшибите вы крышу гроба новаго. -

        Тут взяфши Илья Муромец за палицу,

        Он ударывши палицей ф конец гроба.

        Они думали, гроб розобьётца вдребезги;

        Но гроб стоял как недвежим всегда,

        И на гробе оказалсе обруч медный.

        Говорыл же Святогор да сын Романович:

        - Уш вы, друзья-братья мои, бытьте товарышши;

        Вы ударьте по гробу во другой конец;

        Вы не можете ли росшибить гроба нового?

        Ударьте ж, браццы, во последний рас. -

        И ударыфши; от удара в третий рас

        Как наскочифши два обруча железныех.

        Говорыли друзья ему, товарышши:

        - Што твоя судьба, братец, во последний рас;

        Мы имеем с тобой только прощатися. -

        - А мне ж, друзья, прыходит смёрточка,

        И смёрточка прыходит мне-ка скорая.

        О том вы можете сказать князю Чернигову,

        Что помёр Святогор да сын Романович;

        Пускай они поют панихиды многия,

        Пускай поминают Святогора сильнаго.

        Когда буду издыхать-помирать, друзья, -

        При последнем же здохе вы мало слушайте,

        Вы немного из него сибе понюхайте,

        Последния дыхания Святогорова;

        Вы будете сильней в десеть рас сего. -

        Тогда кончилса сильный-могучий

        Святогор Романович.

        Они выкопаф могилу преглубокую

        И спустили в могилу гроб Святогора Романова,

        3асыпали песком-хрящом сыпучием;

        Навалили они сер камень великий же

        И зделали на нём да надпись высекли:

        - Лежит пот тем камнем сильный-могучей бохатырь

        Святогор Романович;

        Он родившысь же был да во городе в Чернигове;

        По судьбе же Бога он помер во чистом поле,

        Во чистом же он поле, пот сим серым камнём. -

        Они поехали, друзья, да во Чернигов-град;

        Доложыли обо фсём князю чернигофскому,

        О смерти жи сильного бохатыря,

        Того же бохатыря Святогор Романовича.

 

 
 

FOLKLORO.RU @© 2007-2013

 

 

Фольклоро.Ру